«Закаленные военным временем»

Просмотреть встроенную фотогалерею в Интернете по адресу:
http://bholcb.ru/o-biblioteke/press/l-shulyateva-zakal-vremenem#sigProGalleria0dd2b3344b

Хочется рассказать о жительнице п. Сосновка, труженице тыла - Таисии Федоровне Коробейниковой. Она хорошо помнит военное время (в 41-ом ей исполнился 21 год) и вот что рассказывает:

- Сразу после объявления войны в деревню стали приезжать машины - за мужчинами призывного возраста. В колхозе остались одни старики и женщины. Всю тягловую силу: здоровых, молодых лошадей - также забрали.

Первое, чем помнится деревенская жизнь во время лихолетья, - это бесконечный, выматывающий труд на полях - от зари до зари. Сеяли женщины вручную, жали серпами. Часто в поле приходилось и ночевать. Когда сушили снопы в овинах, оставались следить за костровищами: отойти нельзя было - искры сыпались во все стороны. А порой приходилось отвечать сразу за два овина - так и бегала Таисия от одного к другому всю ночь.

И такой труд на износ должны были выдержать сильно недоедающие люди.

- Мы шатались от голода, - вспоминает старожил д. Коробейники Поломского района (сегодня эта деревня относится к Нагорскому району). - Зимой работа была и того труднее: работали на лесозаготовках.

Таисия трудилась в Валегае и Слинькове. На всю жизнь запомнились ей бытовые условия лесозаготовителей: жили в бараках, спали на голых нарах, подложив кулак под голову. Плохонькая одежда за день намокала. Сушили ее у печки, стоявшей посреди барака.

В напарницы девушке досталась соседка - Мария Коробейникова, по возрасту еще подросток, но очень шустрая.

Нелегко было девчатам валить вековые деревья: сначала правильно подпилить поперечной пилой, затем толкать так, чтобы ствол не задел другое дерево. Да еще надо следить, чтобы пенек оставался низкий. иначе мастер заставлял его спиливать.

Но валкой деревьев их обязанности не ограничивались: девушки обрубали сучья и сжигали их, аккуратно распиливали стволы, чтобы получилась деловая древесина... Норма за день была большая, а у того, кто ее не выполнял, лес не принимали. Мария и Таисия Коробейниковы всегда справлялись с заданием, но какой ценой! Много часов кряду приходилось стоять по пояс в снегу.

А в один из сезонов Таисии пришлось работать с беременной женщиной - Валентиной Коробейниковой. Таисия жалела напарницу, трудно ей было: большой живот не давал наклоняться, женщину тошнило. Отойдет она в сторону, отдышится - и снова за работу. В лесу работать вызвалась сама, чтобы не умереть от голода.

А лесозаготовителям выделяли ежедневно по 500 г хлеба. Он, кстати, был особый, «военный»: какой- то тяжелый, очень черный. Видно, что из плохой муки да еще с примесями. Но люди и этой пайке несказанно радовались и часто съедали ее за один присест. Иногда давали супец: в воде плавало немного картошки, но и то надо было отстоять большую очередь на морозе, чтобы получить эту незамысловатую «варку».

Очень беспокоилась Таисия о маме, которая оставалась в деревне, ведь у нее к тому времени не осталось ни крошки хлеба. Чтобы ей помочь, девушка вызвалась носить из барака в пекарню мешки, в которых рабочим возили хлеб. Идти надо было поздно вечером за несколько километров через глухой лес. Иной раз слышала она, как воют волки: тогда всю дорогу бежала, плача, да молитвы читала. Отдаст мешки, а ей взамен вручат каравай, и с хлебом она опять неслась по лесу до барака. Потом отправляла этот дополнительный «заработок» маме.

- Вот сегодня сама дивлюсь, - говорит Таисия Федоровна. - Никто ведь не соглашался на этот приработок, а меня нужда заставила... Придешь заполночь, сунешься на нары, а уже рассвет - и опять в лес надо идти на работу.

Так Таисия трудилась несколько зим. Поддерживал ее дядя - портной Александр Данилович. Он один из немногих мужчин в силу возраста и здоровья остался в деревне.

В лесном бараке установили швейную машинку. И бедному дядюшке тоже спать было некогда. С утра до поздней ночи он латал худую одежонку рабочих, моментально рвавшуюся вновь.

Часто заготовители совали ему горбушки хлеба, если им требовалось что-то ушить вне очереди, поэтому портной делился с племянницей куском хлеба...

В последние годы войны колхоз отправил Таисию учиться на тракториста. Курсы длились очень недолго - работать было некому. Механизаторам приходилось «горбатиться» в две смены.

Таисия Федоровна вспоминает, что тяжелее всего давалась борьба с желанием поспать. Чтобы не задремать за рулем, она пела песни, стращала себя: «Могу упасть в озеро или овраг. Если не скреплюсь, сделаю аварию».

А вот Дуся, однажды заснув, опрокинула колесный трактор...

Эти машины девчата сами и ремонтировали. До того наловчились, что, казалось, могли с закрытыми глазами собрать и разобрать трактор. Если случалась серьезная поломка, вставали на ремонт в Поломскую МТС.

Таисию бригадир часто ставил в пример: «Смотрите, как ее трактор блестит! Следит за машиной - всю щеточкой поскребет, тряпочкой протрет. Молодец!»

Вспоминает женщина, как ездили с бригадиром на Белохолуницкий завод за необходимой деталью. За срочную работу главному инженеру предприятия отдали тогда кусок сливочного масла. Приехали в Коробейники довольнёшеньки.

Позднее судьба вновь свела Таисию Федоровну с бригадиром: он обосновался в п. Сосновка. И, когда в 1976 году она вместе с семьей переехала в этот поселок жить, бывший наставник отдал ей права тракториста, до тех пор хранившиеся у него.

Механизатором Т.Ф. Коробейникова работала до конца войны, даже будучи в положении: декретных отпусков тогда не было. Однажды подняла тяжелую запчасть, живот «ухнул» - опустился вниз... После рождения двойни она больше не управляла трактором.

Когда закончилась война, женщинам тоже доставалось: с фронта не вернулось много мужиков. А пришедшие оказались калеками: кто без руки, кто без ноги. Вся тяжелая работа лежала по-прежнему на плечах баб. Тут уж они стали опираться и на тех, кто в войну пацаненками были...

Интересно, что Таисия Федоровна и сегодня, в свои «за 90», остается для окружающих примером трудолюбия. Без дела ни минуты не сидит: сама в огороде, сама дрова складывает и даже... ходит рыбачить. Порой и поворчит на «лентяев», которые, по ее мнению, плохо следят за своими усадьбами... Вот такие они, старожилы: люди, закаленные военным временем!

Лина ШУЛЯТЬЕВА,

заведующая Сосновской библиотекой.

Холуницкие зори. – 2010. - 6 июля